Александр Глусь: Бренд Nemiroff целенаправленно уничтожают

В последнее время вокруг ситуации с Nemiroff разворачивается крупный информационный скандал с участием акционеров компании. В данном интервью свое видение всей этой истории излагает глава Наблюдательного совета Nemiroff — Александр Глусь.

— Александр Степанович, судя по публикациям в украинских, а сейчас уже и в российских средствах массовой информации, корпоративная проблема компании Nemiroff до сих пор не решена? Что мешает акционерам прийти к общему решению?
— Если быть кратким, чрезмерная жадность денег, готовность из-за нее переступить не только через этику человеческого поведения, через законодательство и деловые договоренности, а также нездоровые амбиции, которые могут очень далеко завести. Ведь основа конфликта, который сегодня терзает компанию – попытка части акционеров крепко «подружиться» друг с другом в старании вытолкнуть из бизнеса владельца самого большого пакета акций и основателя компании. А все утверждения о том, что вот мы хотим заменить руководителя предприятия на независимого менеджера, а нам не дают, что «семья Глусь держится за должности» – слова доброго не стоят, потому что являются просто дымовым занавесом для маскировки истинных целей. А они, после событий, через которые прошла и, к сожалению, продолжает проходить компания, уже очевидны для всех: части акционеров очень бы хотелось получить дополнительно денег за счет выталкивания из бизнеса человека, которого они больше 10 лет называли своим партнером.

— Действительно, Ваши обвинения довольно сильные, но чем они подкреплены?
— Не мое дело предъявлять обвинение кому-то в чем-то в ситуации, которая сложилась вокруг компании, для этого и существуют компетентные органы. Я могу только изложить события, которые предшествовали возникновению конфликта, а сам он и его последствия сегодня абсолютно на слуху. Итак, приглашение меня на должность в качестве главы совета директоров компании в 2006 году имело со стороны акционеров абсолютно прагматическую цель. Необходимо было свести в единый, понятный, легко управляемый и финансово прозрачный для владельцев холдинг более десятка юридических лиц, которые составляли тогда группу компаний Nemiroff. У каждой из них был свой независимый руководитель, своя система учета и отчетности, свои планы и видение дальнейшего развития. И между собой они никаким образом системно не взаимодействовали. То есть, на вопрос, сколько и на чем заработал акционер и куда пошли те средства, не говоря уже о том, были ли они израсходованы эффективно, не мог ответить ни один финансист, ни генеральный директор, ни даже президент. Тогда компания вплотную стала перед угрозой падения и разрушения бизнеса. Судите сами: в России, которая обеспечивала нам основные финансовые поступления за счет ежегодного роста продаж продукции на 300-400%, начали вводить систему контроля над производством и оборотом алкоголя, что фактически на год полностью парализовало работу импортеров на этом рынке. В Украине в этот же период компания была вытеснена из «тройки» лидеров продажи стремительным наступлением молодых и агрессивных «Хортицы» и НАТ. А препятствием для дальнейшего развития бренда Nemiroff на западных рынках как раз и стала эта непонятная, непрозрачная структура компании, которая, в частности, не могла пройти никоим образом международный аудит. А это было непонятным и неприемлемым для любого серьезного заграничного партнера.

— Судя по тому, как компания чувствовала себя еще до недавнего времени, с задачей Вы справились?
— Как я уже отметил, цели на этой должности акционерами были очерчены максимально четко и вопросов у меня не вызвали, так как к тому времени имел достаточный уровень образования и профессионального опыта работы как в зарубежных, так и в украинских и российских компаниях. В частности, к тому времени как раз создал и выстроил представительство компании Nemiroff в России. Таким образом, до 2009 г. с поставленной задачей полностью справился, мы создали международный холдинг Nemiroff с матричной системой управления, прозрачной финансовой системой, оптимизированными бизнес-процессами согласно международным стандартам бизнеса. Отмечу 2 вещи, очень важные для понимания истинных причин сегодняшнего конфликта: уже в 2009 г. компания была полностью готова к работе под руководством независимого управленца, потому что прозрачная и понятная система управления делала ее абсолютно контролируемой для акционеров на всех этапах. И еще: к тому времени уже несколько лет мы проходили аудит известной международной аудиторской компании, и каждый из акционеров получал ежегодно полный и исчерпывающий заверенный независимым аудитом отчет о том, как и куда распределяются финансы компании. Ведь уже в 2009 г. я имел намерения передать свои полномочия руководителя компании независимому управленцу и сосредоточиться исключительно на стратегическом управлении компании в раду акционеров, чтобы иметь больше времени для семьи, трех дочерей, для собственной жизни.

— Что же вам стало помехой?
— Как говорят, не сложилось: часть акционеров заявила о том, что они хотят продать свой бизнес. Время для этого было выбрано крайне неподходящее, рынок еще не преодолел стремительного кризиса, хотя мы и прошли его чуть ли не единственными производителями алкоголя на постсоветском пространстве с плюсовыми показателями. Не просто избежав падения продаж, а демонстрируя их рост. И той цены, на которую действительно заслуживает компания, ее могущественный потенциал, на рынке мы бы не получили: в кризис дорого не покупают. Я неоднократно говорил об этом другим акционерам, однако у них были свои весомые причины, лишь бы, несмотря на все аргументы, все же настаивать на продаже. Те причины – срочная потребность в финансировании других своих проектов, которые неожиданно стали перед угрозой банкротства. Вспомните только о достаточно известной сейчас истории многомиллионных претензий банков к хмельницкому предприятию «Хекропет», которое принадлежало моим партнерам. Так что я, наконец, дал согласие, потому что считал для себя неприемлемым делать шаги, которые могут повредить моим партнерам. Соответственно, изменение руководства на этапе продажи компании тоже может повредить акционерам, следовательно, были приняты решения «идти в продажу» вместе, не меняя руководство. Далее эта история уже более или менее известна: мы прошли длинный и сложный путь, было много желающих купить компанию, и по разным причинам, в том числе и в силу внутренних, они не довели до конца операцию покупки. И вот, когда мы уже вышли практически на финишную прямую с «Русским стандартом» и ждали финального предложения, часть акционеров решила попробовать получить дополнительных 20 млн. долл. к той цене, которую обсуждали раньше. Озвучивать ее не буду, скажу лишь, что она абсолютно соответствовала рыночным условиям, в которых мы находились. Итак, сначала акционеры попробовали получить эти дополнительные средства от продавца. Когда не вышло, обратились ко мне: «найди нам дополнительно средства, и мы спокойно выйдем из бизнеса. Если нет – устроим такие проблемы, что пожалеешь». Дальше началась давка и блокирование операционной работы предприятия в старании получить от меня желаемое. Когда же и здесь не удалось, то прозвучали публичные заявления о выходе из процесса продажи и желание передать управление якобы «независимому топ-менеджеру». И цель была одна: понимая, что дополнительных 20 млн. долл. не получат, решили взять больше за счет того, что вытолкнут партнера из бизнеса, за бесценок купят его пакет акций или заберут, если выйдет, а через несколько лет продадут уже 100% акций и заработают значительно больше, чем планировалось. Вот такая история конфликта.

— То есть, утверждение, будто Вы всяческим образом противились приходу независимого менеджера и отсюда все проблемы, не соответствует действительности?
— Верно, потому что под видом таких якобы кадровых причин стараются скрыть причину намного более глубокую, я уже о ней сказал: получить дополнительную прибыль, захватив часть основного акционера. А история с «независимым менеджером» абсолютно циничная еще по одной причине: тот менеджер не был независимым от всех акционеров ни одного дня. Он действительно работал в компании на должности юриста и после моего прихода изменил место работы и перешел работать к структурам А.Кипиша. И, насколько мне известно, банки сегодня как раз имеют к нему ряд вопросов в деле «Хекропет». Это скажите, какой хозяин, который думает о будущем своего бизнеса, отдаст его в руки человека, который не имеет никакого опыта ни в управлении бизнесом такого масштаба, как наш, ни в понимании специфики алкогольного отечественного или международного рынка? Как можно сделать выводы из публикаций в СМИ, он имеет сомнительную славу «специалиста» в создании непонятных ряду банков афер. И мои оппоненты за эту кандидатуру держатся насколько крепко, что аж удивительно. Здесь возникает две догадки: или они возлагают на него надежды, как на автора очередной юридической «схемы», но уже по отношению к компании Nemiroff. Или господину Грибову, который на протяжении многих лет был в оперативном управлении компанией, необходимо что-то очень срочно «замаскировать» и для этого «карманный директор-юрист» подходит как нельзя лучше. Ведь в результате систематизации финансовой отчетности и аудита предыдущих периодов – вопросы у меня действительно появились.

— История захвата и остановки завода Nemiroff приобрела широкий резонанс. Неслыханное дело, чтобы такой успешный и прибыльный бизнес уничтожать изнутри. Это все равно, что резать курицу, которая несет золотые яйца.
— К сожалению, вы правы. Ведь когда попытка получить полный контроль над компанией путем назначения на роль генерального директора основного производства «своего» человека не удалась, в ход пошла тщательно продуманная рейдерская схема. Завод захватили силовым образом, людей не допустили к работе, прекратились производство и отгрузки продукции. И сразу же мне начали поступать предложения продать свои акции по цене значительно более низкой, чем рыночная. Когда и здесь я не уступил, прессу засыпали сообщения о том, что семья Глусь – рейдеры. Подумайте лишь, это звучало из уст людей, которые силой захватили и остановили почти на 2 месяца производство, оставили людей без работы! Идет бесстыдная манипуляция общественным мнением.

Я могу сказать одно, если бы у моих оппонентов был другой противник, скорее всего, дело давно было бы решено. Но одна только мысль о том, что основателя компании хотят вытолкнуть из бизнеса, оставивши его ни с чем, приводит в негодование. Судя по всему, искать общее решение по выходу из кризиса компании, ими же и спровоцированному, мои оппоненты не собираются. Они давно уже все для себя решили и от своего плана отказываться не собираются. О чем красноречиво свидетельствуют события в России.

— Корпоративный конфликт приобрел международное значение, в августе он был перенесен в Россию. Как развиваются события в московском офисе компании? 
— В России господа Грибов и Кипиш использовали ту же схему, что и на заводе в Немирове. С помощью сомнительных документов были приняты решения о замене генерального директора, была изменена фамилия руководителя в государственном реестре. Дальше, прикрываясь якобы легитимной официальной бумажкой, специально подготовленная группа молодых людей спортивного телосложения силой захватила склады и помещение офиса. И вот уже вновь назначенный директор, кстати, как и в Украине, не имея ни малейшего опыта в области или знания рынка, блокирует все оплаты за поставленную продукцию, все отгрузки дистрибуторам. Я с самого начала старался донести до этого, так называемого директора, какой, кстати, сам сознается в том, что его взяли на пару месяцев обеспечить захват офиса, насколько важно не прекращать отгрузку партнерам. Ведь мы находимся в очень высококонкурентной среде в стране, которая называется «родиной водки», список производителей на водочных полках супермаркета содержит не один десяток производителей. И меня не услышали. Значит, компании умышленно наносятся убытки.

— Производство водки Nemiroff на Ярославском ЛВЗ тоже остановилось? И учитывая то, что запасы на складе с вашей продукцией не бесконечные, как быстро товар исчезнет из магазинов?
— По причине блокирования оплат за поставленную продукцию производство водки Nemiroff на Ярославском заводе приостановлено. Долг компании за изготовленный и доставленный товар перед украинскими и российскими партнерами составляет свыше 9 млн. долларов. Если ситуация не изменится, уже через три недели водка Nemiroff исчезнет с российских прилавков.

— Акционеры компании заявили о том, что производство будет перенесено в Россию. Как вы оцениваете такую перспективу?
— Эти популистские заявления Я. Грибова ни что другое, как попытка «заигрывания» с российскими властными структурами. А на самом деле, сейчас моделируется ситуация для переноса производства продукции под брендом Nemiroff на «карманное предприятие» части акционеров, где можно получать прибыли, не деля их с основным акционером. Для меня вообще непонятно, каким образом можно наладить технологический процесс, контроль качества продукции без присутствия опытных технологов и специалистов с материнских заводов компании в Украине. Ведь бренд Nemiroff приобрел такую популярность у нашего северного соседа благодаря высокому неизменному качеству своих напитков, их уникальному вкусу. И если потребитель в России раз или два попробует продукт, который будет отличаться от того, к которому он привык и который уважает… Этот шаг станет последним в уничтожении бренда.

— Что в таком случае будет с украинским заводом и как сложится судьба 2 тысяч сотрудников?
— История и успешность компании тесно связаны с городом Немиров. Бренд носит имя города. В основе водки Nemiroff – неповторимая по своим свойствам вода, такие источники есть лишь на Винниччине. С 1992 года компания укоренилась в Немирове. Уверяю вас, как бы и кому не хотелось, но сердце компании, навсегда останется в Винницком Немирове. Относительно сотрудников – это самое большое богатство компании. Мы очень ценим каждого, кто работал и сегодня работает в компании и признательны за качественную незаменимую работу. Я надеюсь, что такой же командой и через много лет мы будем праздновать новые и новые победы компании.

Считаю, что заявление о переносе производства в другую страну – это еще один шаг из рейдерского плана моих оппонентов, манипуляция общественным мнением. Это еще и попытка вызвать панику среди сотрудников, а также принудить украинскую общественность полагать, что страна потеряет предприятие, которое является одним из самых больших налогоплательщиков региона и лучших работодателей Украины.

— Что вы имеете в виду, когда говорите о манипуляциях общественным мнением? 
— Таких случаев было очень много. Возьмите, например, утверждение о том, что видите ли, владельцы почти 75% акций не могут, дескать, руководить предприятием. Господа, не лукавьте, конечно, можете, но только с соблюдением норм соглашения акционеров и законодательства страны, в которой вы хотите осуществить свои действия. А в соглашении акционеров четко зафиксировано, что ряд решений, в частности и относительно увольнения руководителя предприятия, могут быть приняты советом акционеров лишь при наличии кворума, а это 75% акций и больше. Не говоря уже о том, что трудовое законодательство страны не допускает увольнение человека, который находится на больничном и узнает об этом из Интернета. А как относительно действий регистратора, который, несмотря на действующее постановление суда, запрещающее проводить изменения в управлении компанией, вносит в государственный реестр фамилию, будто легитимного нового директора? Сегодня против регистратора возбуждено криминальное дело, и, насколько я понимаю, без постороннего влияния там не обошлось, слишком уж цинично все делалось. Правоохранительные органы дадут оценку, была ли коррупция.

Я даже не хочу упоминать о том, какие обвинения звучат в адрес моей семьи, как сейчас старательно переписывается история компании, которая будто бы была создана, внимание … в 1997 году стараниями Я.Грибова и А.Кипиша! Послушайте, вы это говорите винничанам, людям, которые все видели собственными глазами? Пойдите и спросите любого немировчанинна, старше 20 лет, когда и кем была созданная компания. Вам расскажут, если вы по каким-то причинам начали терять еще и память. Вообще, сейчас выбрана очень лукавая стратегия — сыпать подобными обвинениями: кто создал компанию, как и кто получил пакет акций, кто и сколько инвестировал в развитие и так далее – в адрес Степана Карловича. Почему лукавая, потому что опускаться к их уровню он не будет, даже цивилизованным образом вступать в полемику с ними не считает нужным. Я уважаю его позицию, однако же, какие представления надо иметь о порядочности и человеческом достоинстве, чтобы так грязно «ополчиться» на человека, который привел вас фактически «за руку» в бизнес, помог, научил и дал возможность проявить себя и заработать себе? Заработать фактически на деле его жизни, ведь это благодаря отцовскому опыту, профессионализму, порядочности и вере в успех своего дела иностранные инвесторы еще в 1993 году инвестировали в первое частное созданное им предприятие в области. И на момент, когда стал вопрос о том, чтобы приобщить к делам Я.Грибова и братьев Кипиш на предприятии три линии разлива работали в три смены, был построен новый цех, уже тогда компания была самым большим экспортером водки из Украины. Благодарности он никогда, возможно, не ждал, но получить сейчас такую «благодарность» тоже не надеялся. И время все расставит по своим местам, я уверен.

— Удалось ли уже наверстать утраченное из-за простоя завода в Немирове?
— Сразу после разблокирования производства мы начали работать на максимальную мощность. Сейчас догнали запланированные объемы по производству. Работа компании идет в обычном режиме, продукция поставляется как на внутренний, так и на международные рынки. За июль-август к бюджетам разных уровней компания заплатила свыше 200 миллионов гривен.

— Как будут разворачиваться события вокруг компании дальше? Готовые ли вы отстаивать свои интересы в судах за рубежом?
— Сегодня безосновательность планов относительно возможности безнаказанно прибрать к рукам чужое очевидна для всех сторон, втянутых в это дело. Уверен, понимают это и мои оппоненты, потому что захват российского представительства можно расценить исключительно как попытку сесть за стол переговоров с позицией «давай договариваться на наших условиях, потому что мы здесь тебе еще проблем можем подбросить». Что показательно, захват состоялся 19 августа, как раз в тот день, когда кипрский окружной суд г. Никосия вынес решение, которое запрещает части акционеров осуществлять какие либо действия, связанные с решением стратегических и операционных вопросов относительно работы компании, в том числе и изменения структуры управления и директоров, распоряжение имуществом и т.д. То есть, никаких юридических оснований для их действий сегодня не существует. А причина такого решения – судом их поведение по блокированию работы предприятия расцененное как такое, что наносит вред компании. И за европейским правом в таких ситуациях суд стоит на стороне компании, имея полномочие защищать ее от негативных действий даже, если их совершают владельцы. Итак, мы имеем сегодня примерно 20 решений судов в Украине относительно правоты нашей позиции. Имеем в нашу пользу решения суда на Кипре (юрисдикция страны Европейского Союза), ведь Nemiroff Холдинг зарегистрирован там. Сейчас готовим ряд обращений в суды и правоохранительные органы России, ведь и там сейчас происходит системное нарушение законодательства и прав акционеров. Параллельно готовимся к отстаиванию своей позиции в Лондонском арбитражном суде, потому что основатели Nemiroff Холдинг руководствуются в своей деятельности британским правом. И все же, я продолжаю верить в то, что в этой ситуации здравый смысл и прагматический подход к делу начнут понемногу брать верх.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: